Фрустрация, путешествие и закон

Пишу эту статью в самолете «Буэнос-Айрес – Мадрид». Эмоции бьют через край. Мысль о том, что была высокая вероятность не попасть на этот рейс, а значит, и на следующий — «Мадрид — Москва», приводит к нервной дрожи. Но обо всем по порядку.
В столице Аргентины есть 2 аэропорта: для внутренних и международных рейсов. Добраться из одного аэропорта в другой можно исключительно по автодороге. Никаких аэроэкспрессов и прочих поездов не существует. Да, конечно, наверное, кто-то может летать на вертолете, но это не моя история.

Итак, выехала заранее, сижу в специальном автобусе, который ездит в аэропорт, смотрю в окошко, радуюсь жизни. И вдруг автобус останавливается: за 3 машины перед намидорогу перегородили протестующие. Натянули транспаранты поперек двух дорог. И все, конец котёнку. Приехала полиция на мотоциклах. Симпатичные мальчики. Стали в сторонке. Никого не трогают. Время идет. Время рейса неумолимо приближается. Этиборцы с мэром-взяточником, числом человек 20 (в основном женщины), ходят расслабленно, смеются, общаются. За нами вырастает пробка. Спрашиваю у водителя насчет шансов попасть на самолет. Он оценивает шансы как небольшие.
Выхожу, общаюсь с полицией. Они мне очень сочувствуют, но говорят, что сделать ничего не могут. И когда закончится это безобразие, не знают.
Почему горстка чем-то недовольных людей считает себя вправе портить жизнь сотням других людей, которые ничем перед ними не провинились?
Почему государство допускает такие выходки?
Во мне медленно поднималась ярость. И, одновременно, приходило понимание, что я ничего не могу изменить.
Именно такие же чувства я испытала, когда 30 ноября 2016 года Путиным был подписан-таки закон №401-ФЗ. Почему «таки»? Да потому, что законопроекты, обязывающие собственников бизнеса отвечать собственным имуществом по долгам компании перед государством, появлялись регулярно, но не становились законами. И это правильно. Вся идея обществ с ограниченной ответственностью (LTD и т.д.) в том и состоит, что человек на свой страх и риск вкладывает определенные средства в дело. И именно вложеннымисредствами он и рискует. Он не обязан при этом руководить компанией. И отвечать за то, насколько правильно рассчитываются налоги или была ли проявлена должная осмотрительность. Он рискует собственными деньгами. Этого вполне достаточно.
Закон поменял лишь одно слово в статье 45 налогового кодекса: «организаций» поменялось на «лиц». Но какие перспективы при этом открылись перед проверяющимиорганами

Краткий экскурс в историю вопроса. Бытовала практика: идет проверка компании, доначисляются недоимки, пени, штрафы. На момент вынесения решения средств у компании для погашения долгов государству не оказывается. Компания фактическибанкрот. При этом проверяющим очевидно, что де-факто бизнес работает, но только через другое юридическое лицо. Государству обидно. А в статье 45 было сказано, что долгиперед государством можно взять с взаимозависимой организации. Причем взаимозависимой не только де-юре, но и де-факто. Об этом я писала в статье «Праздник на улице налоговиков».

Дел было много. Но умные собственники в ситуации, когда начиналась проверка в компании, и прогноз был неутешительным, стали переводить бизнес на ИП. А ИП не организация, по 45-й статье с него долги не возьмешь. Решили добавить в 45-ю статью к организациям ещё и ИП, а в результате добавили всех, по сути, поставив под угрозу саму идею бизнеса. Если я не руковожу компанией, то как я могу быть уверен в том, что прикакой-то проверке не будут насчитаны кругленькие суммы и что меня не заставят как взаимозависимое лицо их платить? Время покажет, но опасаюсь, что количество средств, вложенных в новые бизнесы, уменьшится. Что грустно. Это не единственный закон, который портит жизнь бизнеса в 2017 году. О новостях в банкротстве и конечных бенефициарах напишу в следующих статьях.
Обо всех новостях 2017 года, о знаковых решениях Верховного суда. О том, как заранее подготовится к проверкам, чтобы пройти их с минимальными потерями. О том, как подготовить коллектив к приходу не только налоговиков, но и УЭБ и ПК. Как себя вестипри этих проверках. Как правильно общаться с ИП и многом другом, важном иактуальном (включая безопасность IT) мы будем говорить 6 апреля на Практикуме «Налоговая безопасность и проверки в компании».

Как всегда, пройдет в очень узком кругу: максимум — представители 10 компаний.

Искренне Ваша, Наталия Морозова