Не стоит общаться с жуликами, или чем рискует директор

Случается так, что поставщики компании оказываются недобросовестными. В частности, «фирмами-однодневками». Последствия общения с такими организациями зачастую не зависят от того, кто был инициатором этой схемы работы – вы или ваш партнер. Найдя искомый товар по демпинговой цене, возникает первая мысль: слишком дешево, наверное, налоги не платят; ну а вторая: конечно, берем! Особенно существенно отличаются цены на импортные товары.

Если поставщик не является эксклюзивным представителем компании-производителя, а предлагаемая вам цена отличается от каталожной на 3%, то очевидно, что товар ввозят «в черную». Ну нельзя официально ввезти в коммерческих целях товар на территорию РФ, не заплатив, кроме всего прочего, пошлину (5-20%) и НДС 18 (10)% сверху. Невозможно и все тут.

Понятно, что данный вопрос мало волнует отдел снабжения (поскольку их задача — купить необходимый товар заданного качества и с привлекательной стоимостью), а вот руководителя волновать должен. Ведь с большой долей вероятности рано или поздно в компании будет проходить выездная налоговая проверка. В ее ходе проверяются поставщики. И поставщики поставщиков. Проверяются тщательно (знаю по собственному опыту, расскажу при личном общении во время практикума по налоговой безопасности. Задача проверяющих — найти в цепочках купли-продажи «фирмы-однодневки», доказать фиктивность сделок и взыскать налоги, пени и штрафы.

С большой долей вероятности реальность сделок вам придется отстаивать уже в суде. И, как показывает арбитражная практика, вы можете как выиграть, так и проиграть. В случае проигрыша, компания платит доначисленные суммы (как правило, миллионы).
И вот в этот момент руководитель осознает, насколько у него опасная должность.

Он может потерять деньги по статье 199 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) («Уклонение от уплаты налогов … с организации») или свободу по 159-ой («Мошенничество»). Но даже в случае отсутствия уголовной ответственности, руководитель остается крайне уязвимым.

Ведь согласно п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, обязано действовать в его интересах добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица … или его учредителей, … должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

То есть, если руководитель не является единоличным учредителем, то существует вероятность, что компания или учредители через суд заставят его возместить все нанесенные убытки (те самые доначисленные суммы).

Об этом нам недавно напомнил Пленум Высшего Арбитражного Суда (ВАС) РФ в своем Постановлении от 30 июля 2013 г. №62. В этом Постановлении подробно описывается, кто и в какой период времени может подать в суд на руководителя. Перечислены ситуации, когда неразумность действий директора считается доказанной, а также случаи, которые доказывают недобросовестность действий директора.

Одним из них является случай, когда директор «знал или должен был знать о том, что его действия на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку … с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т. п.)»

И, как водится в нашей стране, не успел высказаться ВАС, как появились интереснейшие дела о возмещении убытков.

Но перейдем к конкретному примеру.

Недавно проходила выездная налоговая проверка ООО «Майндшер Интерэкшн» (далее — «Общество»). Эта компания занимается рекламными и маркетинговыми работами. Руководил ею с 2006 по 2011 год гражданин Ашманов Д.Н.

Работали проверяющие красиво, в соответствии с методическими рекомендациями, которые пишут очень неглупые люди. В частности, налоговики заинтересовались договором с ООО «Вектор» (далее — Вектор) на оказание рекламно-информационных услуг. Кроме подписанных актов, никаких других документов, подтверждающих реальность сделки, не было. А суммы-то по договору прошли немаленькие: более 7,5 млн. рублей за 2 года (2009-2010).

Дальше, как водится, допрос свидетеля – генерального директора Вектора. Не удивительно, что свидетель, предупрежденный об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, рассказала всю правду-матку.

О том, что учредителем и ген. директором являлась в 2008-2009 году номинально (за вознаграждение), участия в деятельности компании не принимала и ничего не знает ни о ее местонахождении, ни о том, чем эта компания занималась. Ну, вообще ничего не знает. И доверенностей никому не давала. А с 2010 года вообще замуж вышла и фамилию сменила (а все акты до конца 2010 года девичьей фамилией ген. директора Вектора подписаны).

В общем, проверяющие сумели доказать, что сделка была мнимой, и в действительности услуги по договору оказаны не были. А значит, целью сделки являлось завышение затрат, то есть получение необоснованной налоговой выгоды (далее — ННВ). (На тему ННВ я подробно писала в статье «О дроблении бизнеса и налоговой выгоде«).

В результате компанию обязали заплатить НДС 1,2 млн. рублей; налог на прибыль 1,3 млн. рублей, пени и штрафы.

Общество не стало оспаривать результаты выездной налоговой проверки. Оно пошло другим путем: подало исковое заявление в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с бывшего генерального директора Ашманова Д.Н. убытков в размере 7 578 727 руб.

Логика Общества следующая: по условиям Устава и трудового договора Ашманов Д.Н. как генеральный директор должен был действовать разумно и осмотрительно. Прилагать все усилия для защиты интересов этого Общества. Он должен был проявлять разумную заботливость и контролировать реальность оказанных Вектором услуг. Он не должен был заключать фиктивный договор с фирмой-«однодневкой», что привело к убытку (выводу средств) из Общества в указанном выше размере.

Все доводы общества подкреплялись ссылками на Постановление №62 Пленума ВАС РФ, которые я в этой статье цитировала ранее.

25 сентября 2013 года Арбитражный суд города Москвы принял Решение по Делу №А40-56721/13 о взыскании «с Ашманова Д.Н. в пользу общества с ограниченной ответственностью «Майндшер Интерэкшн» 7 578 727 рублей – убытков, 60 893 руб. 64 коп. – государственной пошлины».

Конечно, бывший генеральный директор попытается обжаловать это Решение в следующих инстанциях, но лично я оцениваю его шансы на победу, как стремящиеся к нулю.

А также думаю, что после принятия 62-го Постановления, появится еще много аналогичных дел, и директора (в том числе бывшие), будут вынуждены возвращать компаниям миллионы.

Руководители, будьте разборчивы в выборе партнеров.

Берегите себя.

Искренне Ваша, Наталия Морозова.